Кто "убил" Tomas Cook

02 октября 2019

Сайт российского Forbes опубликовал колонку генерального директора компании TUI Россия Тараса Демуры. В ней он анализирует причины, которые привели к краху британского туроператора Thomas Cook. Приводим выдержки по сути.

Г-н Демура отмечает, что структура спроса на туристическом рынке стала заметным образом меняться, начиная с 2008 года, изменился и состав игроков, что было связано с глобальной диджитализацией и приходом на рынок онлайн-платформ бронирования типа Booking или Expedia.

Однако вовсе не эти онлайн-платформы, вопреки расхожему в СМИ мнению, «убили» Thomas Cook. Эти сервисы – конкуренты классическому турбизнесу лишь отчасти, отмечает г-н Демура. «С появлением онлайн-конструкторов туров число желающих самостоятельно планировать отпуск увеличилось, но чаще это краткосрочные путешествия по Европе на уик-энд или в командировку. Классические морские или горнолыжные курорты по-прежнему заполняют крупные туроператоры. Именно они пакетируют чартеры и отели, отправляют самолеты туда, куда нет регулярных рейсов, и заранее выкупают в отелях большие блоки номеров», – подчеркивает глава TUI Россия.

При этом Тарас Демура обращает внимание на преимущество туроператоров перед агрегаторами, у которых пока нет такого же мощного сервиса, способного качественно пакетировать несколько услуг. Booking сосредоточен на отельном бронировании, а Skyscanner – на продаже авиабилетов. В случае форс-мажора на одном из сегментов турист вынужден решать свои проблемы самостоятельно. Туроператор же контролирует предоставление всех услуг в рамках пакета и при необходимости вносит корректировки. И это – опять вопреки медийным мифам – ценят зарубежные потребители.

Ссылаясь на результаты исследования, проведенного западными экспертами, гендиректор TUI Россия отмечает, миллениалы предпочли бы отдать организацию своего отдыха в руки компетентного трэвел-консультанта и не тратить по 8 часов, а то и больше, чтобы самостоятельно собрать турпакет.

Однако в туроператорском сегменте тоже происходили перемены вследствие диджитализации – в том числе, и как реакция на «нашествие агрегаторов». Так, многие зарубежные туроператоры уловили «цифровой» тренд и начали внедрять динамическое пакетирование, дополняя пакет новыми услугами и собственным дифференцированным уникальным продуктом. Но Thomas Cook сохранял фокус на массовый турпродукт, пока тот хорошо продавался и технологически менялся довольно медленно на фоне других компаний.

На этом фоне сработали сразу несколько других «спусковых механизмов», приведших к краху Thomas Cook. Это, прежде всего, огромные долги Thomas Cook. «С 2011 года британский туроператор работал только на погашение долгов», – напоминает Тарас Демура. При этом на протяжении последних лет долг компании увеличивался за счет различных факторов экономического, политического и природного характера.  

Среди них – массовое падение спроса на зарубежные поездки после объявления о Brexit (в 2016 году спрос на туры в Великобритании упал на 10-15%): до сих пор четверть британских отдыхающих отказываются выезжать за границу из-за политического хаоса. Кроме того, лето 2018-го выдалось аномально жарким, и существенная часть англичан и скандинавов предпочли выезду из страны загородный отдых.

Если из-за весьма «неповоротливой» стратегии для Thomas Cook эти удары были весьма болезненными и усугубляли кризис, то для некоторых международных туроператоров кризис в Великобритании был смягчен плановым доходом от других активов.

Один из примеров – TUI, вертикально интегрированная компания, которая управляет собственными отелями (более 300 по миру), круизными кораблями и авиафлотом, у нее есть также свои принимающие компании в странах присутствия и гиды – то есть практически вся цепочка. Глубокая вертикальная интеграция позволяет компенсировать всплески на рынке и избежать участи заложника неудачного сезона, хотя управление дополнительными активами и обременяет туроператора.

«У Thomas Cook практически не было ни своих отелей (в основном арендованные объекты под управлением туроператора), ни транспортных компаний, ни гидов – со всеми контрагентами, как правило, работали на аутсорсе. Зато был флот более чем из 100 самолетов. Почему это не спасло?» – задает вопрос Тарас Демура.

И сам же на него отвечает: «На рынке авиации все более ощутимой стала конкуренция лоукостеров, которые уже не просто предлагали низкие цены, но и туроператорские услуги».

По мнению Тараса Демуры, с общим долгом в 1,6 млрд фунтов стерлингов компания Thomas Cook нуждалась в гораздо более масштабном внешнем финансировании, чем £900 млн, по плану реструктуризации, предполагавшему сделку с Fosun.

Это вряд ли бы оздоровило компанию, скорее оттянуло бы агонию. Лучшим лекарством для Thomas Cook стала бы смена бизнес-модели, но, кажется, один из старейших туроператоров оказался не готов. Он так и остался бы «неповоротливым слоном» в новой, технологичной «посудной лавке», где теперь работают онлайн-агрегаторы, амбициозные лоукостеры и просто более гибкие международные туроператоры, – заключает г-н Демура.